мебель в питере под заказ
мебельвик
Общество

Деревянные игрушки помогли справиться с болезнью |

Деревянные игрушки помогли справиться с болезнью |

Молодая мама и художник Екатерина Босарева занималась дизайном мебели и воспитывала двух детей, один из которых был совсем крошечный, когда к ней постучалась суровая болезнь. Преодолевая недуг, Катя сумела организовать свое дело — производство игрушек из массива дерева и выходит на промышленный уровень, сообщает «Свое дело плюс»

Муж Кати Евгений приносит коробки с заготовками и объясняет, из какого дерева рождаются самые популярные игрушки — которые Катя уже несколько месяцев продает через Инстаграм и группу Вконтакте под брендом Kinny Toys.

«Дети месяцев с трех начинают чесать зубки, в ход идут обычно пластиковые игрушки. Сейчас их делают из невредных материалов, — объясняет Евгений, — но все равно это пластик. И первый контакт ребенка с миром вещей идет через пластик». Поэтому Катя, выпускница художественно-промышленной Академии имени Штиглица, обратилась к натуральному дереву, чтобы делать игрушки для маленьких детей.

Еще до болезни, Катя пробовала свои силы в производстве елочных украшений из дерева. «И они тогда разошлись на ура, — рассказывает Катя, — я создала профиль в Инстаграме, потом группу Вконтакте — оттуда за продукцией обращаются чаще». Сейчас в линейке елочных украшений — 16 игрушек.

Стало некогда «Весь последний год, после операции по пересадки костного мозга, — вспоминает Катя, которой в 2018 году диагностировали лейкоз, — я провела в больницах. Частые визиты к врачам, сделать что-то по дому и все, силы иссякали. Поэтому после прохождения курса лечения возвращаться в офис не хотелось и одновременно хотелось начать делать что-то свое. Не заметила, как вернулась к игрушкам и неожиданно почувствовала, что гораздо меньше внимания стала уделять раздумьям и переживаниям о своей болезни».

Стало вдруг совершенно некогда: нужно нарисовать образ игрушки, начертить проект, «образмерить» на компьютере, закупить дерево, потом отдать его в мастерскую для производства заготовок на станке, затем довести заготовки до готовой продукции — все время заполнено, а сил, удивительное дело, только прибавляется.

«Я уже не думаю о том, что болею, — говорит Катя, — и забываю о том, что я не тот прежний человек. Узнала недавно, что мне нельзя шкурить, начала резать дерево. Женя шкурит потом, помогает мне. Но пыли все равно много». Темой дипломного проекта в Мухинском училище у Кати была детская мебель. «Я много проектировала детской мебели, — рассказывает она, — когда у меня родился второй ребенок и я сидела в декрете, потихоньку начала работать с деревом, с малой формой — как со скульптурой, делать что-то маленькое, деревянное. Сочетать при этом разные породы дерева».

Грызунки и пазлы Летом подруга Кати спросила, а нет ли чего погрызть для малыша, у которого режутся зубки. У Кати оказалась елочка, ее приспособили для первого грызунка — чтобы ребенку было удобно держать. Затем Катя нарисовала кита, его сделали из бука. Несколько китов-грызунков моментально разобрали через интернет.

«Бук вообще идеален для грызунков, — рассказывает Катя, — береза она мягкая, самая простая. Дуб — жесткий. Хороша для грызунков также липа — она очень мягкая». На грызунки начали надевать деревянные бусинки и затем часть бусинок обвязывали хлопковой нитью, в этом Кате помогает мама. «Бусинки — это развитие мелкой моторики, — делится соображениями дизайнер, — малыш сидит у мамы на ручках и исследует бусы на маминой шее — он занят».

Вторая идея, которая появилась после грызунков — это пазлы. «Мой малыш, сейчас ему 2,5 года, всю продукцию тестировал, грыз даже необработанные игрушки, и по мере того, как он рос, пришла идея пазлов — самое главное требование к ним, их образы должны быть реалистичные, — рассказывает Катя, — вот, например, пазл «Листья» — в нем сразу можно узнать, что это кленовый листочек, запомнив его таким, дети узнают кленовые листья на улице». Идей-то куча, говорит Катя, уже сделаны паззлы — динозаврики, овощи, фрукты, листья, грибы. Есть опытные образцы каждой серии.

Сейчас в производстве игрушек несколько десятков видов. Иногда заказчики становятся соавторами. «Одна девушка через Инстаграм попросила сделать трех китов — маму, папу и ребеночка, — вспоминает дизайнер, — сделали папу-погремушку, его можно трясти, маму с дыркой в животе, и там кит-ребеночек».

Производство и сбыт Инвестиции в старт своего проекта Катя оценивает как незначительные: «Деньги, которые я зарабатывала в дизайне, вложила в производство. Группу Вконтакте и страницу в Инстаграме можно создать бесплатно». В производстве игрушки — недешевая продукция — термообработанный погонный метр доски бука стоит до 900 рублей, липы — до 500 рублей , в итоге цена, например, одного пазла получается 2,5 тысячи. «Не каждый родитель купит это своему ребенку, — говорит Катя, — чаще покупают для подарка».

Дерево супруги закупают у поставщиков. Заготовки для игрушек заказывают в столярной мастерской у партнеров. Потом заготовки Катя сама доводит до идеальной формы, обрабатывая шкуркой и льняным маслом вместо лака.

Продавать продукции удается пока на 30-50 тысяч в месяц. Себестоимость игрушки получается высокой. «Маржинальность низкая — ручная авторская работа, за работу денег вроде как не получаешь — окупается только материалы, — говорит Катя, — поэтому выходила в ноль. Сейчас чуть подняла цену. Стала вести бухгалтерию. Сколько дерева купили, сколько ушло, оплата работы столяра, себестоимость игрушки — все подсчитываю». Но спрос растет от недели к неделе.

Планы на будущее В планах — создание маленькой мастерская для авторских образцов. «Если продолжать дома — ты все время работаешь, — поясняет Катя, — нужна мастерская с минимальным оборудованием, где бы я делала опытный образец, и потом отдавала в производство». Создание образца продукции можно до двух дней. Идей у Кати много. Чтобы сделать такую мастерскую, надо 400 тысяч рублей, подсчитал муж Евгений — оборудование и плюс аренда помещения 30-ти м2. Нанять Катя планирует одного сотрудника, мастера работы по дереву.

Недавно супруги познакомились с пространством «Легко легко» и начинают с ним сотрудничать. «Хотим выйти и на зарубежные площадки, — говорит Катя, — У нас рынок деревянных игрушек очень маленький. И друзья из-за границы уже просят прислать партию».

Недавно Катя пришла к врачу с маленькой ссадиной на руке — и он спрашивает, а что это у вас — стамеской поранилась, отвечает Катя. Врач на нее посмотрел с огромным удивлением. «Уже все зажило, — уверила его Катя, — буду аккуратной с ножами и стамесками. Но пока люди болеют, они заняты болезнью. И хотя год был тяжелый, я занималась мелочевкой, но теперь надо расти».

Рынок авторской игрушки в Петербурге специалисты оценивают в несколько десятков миллионов рублей в год. Геоинформационная система 2 ГИС показывает 322 места в городе, где делают и продают сувенирную продукцию. Авторские игрушки, в основном, распространяют через собственные интернет-магазины, творческие пространства.

Михаил Белоногов, ИП Белоногов, известный закупщик товаров народных промыслов на Северо-Западе, и организатор ярмарок в Москве и Петербурге, говорит, что спрос на игрушки из цельного дерева, на ярмарках есть и он постоянно растет. » Перспективы у такой продукции хорошие. Я сам такие грызунки своей внучке покупал», — говорит Михаил Белоногов.

Созданием авторской игрушки занимаются мастера в Петербурге и Ленинградской области, поддерживает их и Ассоциация народных художественных промыслов и ремесел Петербурга и Ленинградской области, куда входит более 160 мастеров. Вадим Савченко, президент Ассоциации, также заинтересовался проектом Екатерины Босаревой. » У нас, в Петербурге, дружное сообщество мастеров, — сказал Вадим Савченко, — сейчас непростые времена для ремесленничества, но мы стараемся найти новых художников и наладить новые каналы сбыта продукции».

Автор: Лилия Агаркова, проект «Свое дело плюс»

Вступайте в деловой клуб «Свое дело плюс»

Теги
Показать больше

Похожие статьи

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Кнопка «Наверх»
Яндекс.Метрика 4508650191ceed38
Закрыть
Закрыть